Дефибрилляция всей страны: как приборы доврачебной помощи спасут тысячи людей

Повсеместная установка дефибрилляторов будет спасать десятки тысяч жизней в год, ведь при остановке сердца некогда ждать медиков. Где и за чей счет следует размещать эти устройства?



Закон об установке дефибрилляторов прошел в марте первое чтение в Госдуме. Его авторы полагают, что монтаж автоматических наружных дефибрилляторов (АНД) — приборов, позволяющих провести оперативную «перезагрузку» сердца через электрический разряд — позволит спасти жизни многих россиян

Инициатива вызвала неоднозначную реакцию общества, в том числе и медиков. По мнению некоторых экспертов, расходы не проект несопоставимы с его практической пользой, поскольку установить оборудование мало — надо еще научить население им пользоваться. Есть ли у законопроекта уязвимые места, и действительно ли это полезная инициатива?

На наш взгляд, такой закон не просто является насущным: его принятие — это ситуация из разряда «лучше поздно, чем никогда». Ежегодно в России от внезапной остановки сердца умирает, по разным оценкам, от 200 000 до 300 000 человек, и каждый новый день бездействия усугубляет эту прискорбную статистику.

По данным британского общества кардиологов, при отсутствии своевременной помощи при сердечном приступе — которая должна быть оказана в считанные минуты — выживает только один пациент из десяти. По подсчетам экспертов, установка АНД в общественных местах может спасти до 80 000 жизней в год.

Спасти жизнь, не нарушив закон

Сейчас в России действует закон, согласно которому медицинскую помощь могут оказывать лишь специально обученные люди. Отмену этой устаревшей нормы можно только приветствовать. В настоящее время оказать медицинскую помощь человеку, попавшему в беду — к примеру, поперхнувшемуся рыбьей костью — имеет право либо врач, либо лица, обязанные это делать по законодательству: полицейские, пожарные, сотрудники МЧС или военные. Человек без погон и каски не имеет права вмешиваться. Если он попытается помочь, то рискует столкнуться с правовыми последствиями, если в ходе оказания помощи что-то пойдет не так.

Если закон примут, это позволит отменить сохраняющийся до сих пор регуляторный атавизм, который противоречит логике в целом.

Некоторые оппоненты законопроекта об АНД опасаются, что неквалифицированный человек не только не поможет, а скорее навредит в ситуации внезапной остановки сердца. Такие опасения не обоснованы. Современный автоматический наружный дефибриллятор — достаточно простое устройство. Во-первых, АНД имеют «защиту от дурака»: прибор не даст электрический разряд, если считанные им показания сердечного ритма покажут, что пациент в этом не нуждается. Во-вторых, дефибрилляторы оснащены голосовыми подсказками, в которых пошагово зафиксировано, какие действия нужно проводить.

Несомненно, квалифицированная помощь медиков предпочтительна. Но в ситуации, когда жизнь человека решается за считанные минуты, альтернативы доброй воле прохожих, помноженной на наличие поблизости АНД, не существует.

Где нужно устанавливать дефибрилляторы

Некоторые моменты в законопроекте вызывают вопросы: почему список мест, где должны быть установлены АНД, настолько узок и содержит именно эти позиции? Дефибрилляторы планируется установить на объектах транспорта и в спортивных учреждениях — спортзалах, бассейнах, фитнес-центрах. Второй пункт не вызывает сомнений. Но на «транспортных узлах» дефибрилляторы уже имеются — ими оснащены медпункты, которые в Москве, в частности, располагаются на всех ж/д вокзалах и в аэропортах. Приказ Минтранса «Об утверждении Требований к здравпункту аэровокзала гражданской авиации» предписывает оснащение дефибрилляторами всех здравпунктов. Присутствуют там и медики-специалисты, способные оказать профессиональную помощь.

Однако общественных пространств, где человеку может потребоваться дефибриллятор, гораздо больше. В европейских городах АНД расположены в торговых центрах, возле здания городской мэрии, на стадионах, в парках и в самых неожиданных, казалось бы, местах: во Франции я встретил такой прибор в общественном туалете. Это связано, конечно, не с потребностью иметь дефибриллятор именно там, а с тем, чтобы его не приходилось искать. В России же дефибрилляторами зачастую не оснащены даже медицинские кабинеты в школах и ВУЗах. Это очень странно, если учесть, что случаи внезапной смерти детей в образовательных учреждениях в 70% случаях происходят из-за внезапной остановки сердца на уроках физкультуры.

Если уж вводить обязательный минимальный перечень общественных пространств для установки АНД, там должны присутствовать бассейны и торговые центры, средние и высшие учебные заведения. Следует разрешить адаптировать перечень обязательных мест размещения АНД, прописанный в законе, под конкретное муниципальное образование и утверждать его в местном управлении здравоохранения.

Кто заплатит за спасение

Другой спорный момент в законопроекте — вопрос финансирования приобретения, установки и обслуживания дефибрилляторов. Предполагается возложить расходы на организации, эксплуатирующие соответствующие объекты: вокзалы или бассейны. Согласно оценкам, для оснащения всего обязательного списка потребуется около 3 млрд рублей.

Возникает вопрос: какие именно модели дефибрилляторов будут покупать организации за свой счет? Стоило бы прописать в законе минимальные технические требования к оборудованию. Хороший современный АНД — интуитивно понятный неподготовленному пользователю — стоит недешево, порядка 150 000 рублей. Возможно, следует задуматься либо о прямом софинансировании покупки государством, либо о налоговом вычете для организации.

За рубежом распространен краудфандинг: например, прихожане церкви покупают в складчину АНД, который устанавливается на прилегающей территории. Думается, что и наше общество постепенно подходит к осознанию того, что спасение человеческих жизней —не только государственная задача, но и этический долг каждого способного на этот поступок.

Олег Волков Forbes Contributor

forbes.ru

Войдите или зарегистрируйтесь на сайте, чтобы добавить комментарий к интересующей вас научной проблеме!
Комментарии (0)

Также вам может быть интересно